Константин Киселев (k_kiselev) wrote,
Константин Киселев
k_kiselev

Спорт и культура в челябинской идентичности. По материалам фокус-групп

И вновь о челябинской идентичности. Еще один-два текста и все, отстану от этой темы :). Напоминаю, ранжирование по частоте и интенсивности высказываний прошло следующим образом:
1 место – природа, что стандартно См. http://k-kiselev.livejournal.com/288964.html.
2 место – челябинская промышленность См.: http://k-kiselev.livejournal.com/290278.html. И такой высокий показатель достаточно уникальный случай. Не представляю, что в Москве, Тамбове или Новосибирске люди отведут промышленности второе место в числе идентификаторов.
3 место - люди, хорошие, добрые, трудолюбивые и простые. См.: http://k-kiselev.livejournal.com/289625.html.
С четвертым местом, как и со вторым, в совокупности идентификационых характеристик челябинцы тоже отличились. Редко в каком регионе одним из лидеров-идентификаторов является спорт. Обычно это место занимает история и/или культура. В Челябинской области – спорт. История, культура и их корреляты «котируются» в меньшей степени, хотя и присутствуют.
Со спортом все достаточно просто. В массовом сознании тоже сложностей нет, а потому развернутых высказываний не сильно много. Традиционные: «Спорт, челябинский "Трактор"», «Спортивные сооружения наши, европейского уровня», «Спорт, спортивные достижения», «Построена новая арена «Трактор» и т.д.
Из развернутых приведу одно: «Был в Уренгое. И тоже узнают - из Магнитогорска - а где это, что это? Хоккейный клуб знают. У нас вот говорю комбинат… Нет, мы только хоккейный клуб знаем».
По факту в массовом сознании и в контексте идентичности слово «спорт» имеет в подавляющем большинстве случаев одно значение - «хоккей». Все остальные достижения на фоне хоккейных успехов имеют вторичное значение.
По факту не столь часты случаи, когда какой либо вид спорта в значимой степени влиял на идентичность. В первую очередь, конечно, вспоминается роль футбола в становлении итальянской идентичности. Фиксируется его влияние на идентичность ряда латиноамериканских стран (Бразилия, Аргентина и др.). В качестве примера корреляции спорта и групповой идентичности можно вспомнить баскетбол и афроамериканцев. Кстати, мало, кто помнит, что до 50-х гг. в НБА существовало правило «whites only». И только в 50-м г. в НБА появился первый чернокожий игрок. Но все это, повторю, является, скорее, исключением, чем правилом.
Говоря о Челябинской области, все же стоит сформулировать вопрос: каковы перспективы спорта (хоккея) в качестве одного из значимых параметров идентичности?
Во-первых, представляется, что претензии на спорт, как на основной идентификатор не только едва ли уместны, но и опасны. Дело в том, что быть во всех видах спорта лидером невозможно. Тем более, что, как правило, наибольшей популярностью болельщиков пользуются всего несколько игровых видов спорта, изначально «раскрученных» в мире (футбол, хоккей).
Во-вторых, лидерство в одном игровом виде спорта чревато опасностями утраты этих позиций достаточно быстро в силу неустойчивости, переменчивости на спортивных рынках, наличия неконтролируемых факторов в виде внешней конкурентной среды.
В-третьих, едва ли могут быть устойчивыми сообщества, живущие, прежде всего и главным образом, за счет зрелищ. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что история знала и такие примеры.
Таким образом, спорт, а именно хоккей, в качестве факультативного идентификатора безусловно «хорош», полезен. С ним можно работать, сознательно, конструктивно. Но, едва ли, при конструировании показателей идентичности стоит отводить ему главное, основное место. Кстати, спорт как идентификатор вполне позитивно политизируем. Он может приносить дополнительные баллы и отдельным политикам, и политическому классу. Что, заметим, вполне грамотно делается в Челябинской области.
О культуре высказываний много меньше, чем о спорте: «Наша область известна прикладным искусством: каслинское литье, златоустовские ножи. Наша область этим славится», «Культурная сфера». И вот еще одно показательное: «Я всегда рассказываю про наши театры, приглашаю на наши спектакли, которые не всегда удачные, но я все равно всех приглашаю. Мне нравятся наши бассейны, я всегда вожу гостей туда». И последнее. Явно имея виду передачу «Наша Раша», один из участников фокус-группы в Магнитогорске, рассуждая о культуре, изрек: «Про нас снято много пошлых шуток».
Анализ всей совокупности высказываний показывает, что какого-то цельного образа, связанного с культурой, не сложилось. Театры соседствуют с бассейнами, а златоустовские клинки с «Нашей Рашей». Как идентификатор в Челябинской области культура, культурные проекты, явления и объекты культуры не работают.
Кстати отметим, что никто из участников фокус-групп не вспомнил об истории. Ни о Великом шелковом пути, ни об Аркаиме, ни о чем другом. И вот это направление – история, культура и, добавим, образование – являются очень перспективными с точки зрения развития позитивной региональной идентичности.
Tags: Челябинск, идентичность, социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment